Бог поругаем не бывает.

Искандер Антонов

 Во времена моего детства, в деревне, рядом с нашим домом стояла избушка. Жила в той избушке старушка. Старушка — веселушка, любила она,  получив пенсию, выпить. Частушки с ненормативной лексикой в пьяном  виде пела и прочие нехорошие слова говорила.
Пришла как-то раз она к моей бабушке и в процессе беседы, говорит:
— А я ведь перестала материться в «японского бога».  Ходила давеча в Шиши по масленники, ещё и не набрала толком ничего, а уже дождик заморосил. Побежала домой, да матерюсь в «японского бога», тут же запнулась за корягу и упала прямо в малину. Исцарапалась вся.  Бог наказал.  Видно грех, любого Бога, ругать. Сейчас матерю только  японского городового.
 А ведь до войны  1941-1945 гг в наших краях,старики рассказывали,  женщины никогда матерных слов не говорили.
Всё оттого, что пришлось им в войну за мужиков их работу  делать. Вот и привычки не особо хорошие, мужичьи, к ним перешли.
 P.S. Шиши — остатки соснового бора на левом берегу реки Суерь.
Масленники — грибы маслята, местный говор.

Почти анекдот. Дубль два

Искандер Антонов

  В  авторемонтном военном заводе «Торпедо», дислоцированном в  ГСВГ, по случаю празднования очередной годовщины Великой Октябрьской социалистической революции проходит праздничное собрание.
В клубе собрали  весь личный состав завода.
Докладчик, один из руководителей предприятия, носящих два просвета на погонах, вещает в зал:
— В нашем заводе сложился многонациональный коллектив состоящим из нескольких национальностей это русские, немцы и солдаты.
Мой сосед Аршалуйс Рафикович Маргарян сидящий рядом, шёпотом  поправляет докладчика:
— Нэт ни многонациональный, здэсь толка русские, нерусские и армяне.
Торжественный доклад в клубе 22 февраля, по случаю празднования  дня Советской Армии:
-Наш завод это многонациональный коллектив.  У нас среди военнослужащих много национальностей это   русские, украинцы  и другие хорошие национальности.Вон оно как бывает, есть оказывается  и нехорошие….

Проходит в клубе собрание,  на котором  зачитывают приказы и постановления. На трибуне  все тот же руководитель.
— Внимание охотников. Согласно постановлений местных властей
Запрещена весенняя охота на дичь перелетную – лебедей, гусей, уток , бобров.

Народ смеется.  С каких пор бобры стали перелетными? А деятель  читает дальше:

— Запрещена любительская рыбалка  на период  весеннего нереста на озерах Грабовзее,  Горинзее, Оберзее, Рамерзее, Полёцензее, Липтницзее,….

Видимо надоело перечислять, выдает собственный текст-
— Короче на всех озерах, название которых оканчивается на  зее…

У входа в штаб части выговаривает кому-то:
-У меня к концу дня от ваших забот мозги в голове распухают.
(Переработка  выражения «Голова от забот пухнет»).

Вольнягам пиво в обед пить не запрещали, но и не приветствовали
Администратор  увидел, что кто то пьет пиво в обед у магазина и возмущается в беседке  на аллее.
— Я иду, а Иванов, понимаете-ли вот, в рабочее время, в обед, понимаете-ли вот, пиво пьет.

Так в рабочее время или в обед?

Кто сказал на командира рашпиль?!

Колесо

  В очередной, уже и не помню какой по счёту раз, прибыл на площадку «Ш»  в командировку с 1256 оаб для обеспечения испытаний, на этот раз ЧИСТЫХ (взрывали не ядерный боеприпас, а эквивалентное его мощности количество тротила) работ.  Назначен был на должность командира зарядной станции аккумуляторных батарей, которых с первого и до последнего дня той командировки в глаза не видел. Стоим, оглядываемся, ждём-с  «службы тыла», что до нас там уже пару  дней  ошивались. Оказалось, что начальник тыла, прибывший за час до нас, вместе с командиром варят в солдатской столовой ужин личному составу срочной службы.  «Ванькин торг» ещё не прибыл, и мы скопом ломанулись туда же – жрать хочется всегда и везде….

Заходим в столовку….  Матерь божья!  Майор (начальник тыла) кашу варит,  а «подпол» — командир, капитана (начальника продслужбы), что называется, мордой по столу возит.  У меня и вырвалось:
— А командир то, РАШПИЛЬ.

Вечером,  первое  совещание командир начал словами:
— Ну, и кто сказал на командира рашпиль?
Встаю, понимая, что тот, кто «заложил», конечно же, назвал и звание,  и фамилию:
— Я, товарищ подполковник. Вот только тот, кто поспешил передать вам мои слова,  не понимает, что очень шершавую поверхность сначала рашпилем обрабатывают, потом напильником, а уж потом шкуркой  «всякоразной».
— Ну-ну, не то выкрутился, не то оправдался. Посмотрим какого «калибра» из тебя, старлей, шкурка….

Братцы уральцы….

 Перед окончанием второго курса ЧВВАКУ взвод наш был командирован в летний лагерь для приведения его в сносное состояние перед прибытием туда первокурсников. Кстати, тот батальон был последним, кто проходил месячные курсы в летних лагерях и сдавал там экзамены за первый курс. Кто-то, совсем не умный, решил, что практика проживания в полевых условиях лишняя для будущих офицеров.

Питание своё мы «возложили» на Женю Березина, он не зря в роте «мамочкой» прозывался. Сухпаи, деньги наличные ему отдали и забота о «хлебе насущном» у всех отпала. Одно не вспомню никак, почему мы оказались там без офицера, и даже сержантов среди нас не было.

Когда командировка наша подошла к концу, Евгений заявил, что денег и «закуся» хватит отметить «это дело». Купили водки «Пшеничной», как сейчас помню, отужинали, а утром выдвинулись на станцию Чебаркуль, где нас должен был ожидать попутный «131-й» из училища.

А машины нет, целый день нет. Скоро последняя электричка на Челябинск уйдёт, а денег «ни копья». И тут Шура Тяпугин, отличник наш с отличной памятью, заявляет:
— Если я денег всем на билеты найду, поставите каждый по бутылке вина с отпускных?
Все не раздумывая согласились. Тогда Шурец наш вышел на крыльцо вокзала, к огромному шару, и, сняв пилотку, громко так:
— Братцы, Уральцы, люди огня и стали! Для вас рупь не большая потеря, а для нас огромадная поддержка….

Ломанулись мы все одновременно в разные стороны. Что он там ещё говорил и сколько ему «братцы-уральцы» не пожалели от доброты душевной, никто не видел, но билеты он купил на всех. Ехал, правда, в ином, чем мы остальные, вагоне….

PS. А пузыри, что мы по договору ему с отпускных приобрели, Санька в вечер перед убытием в отпуск на общий стол поставил.

Байкальское чудо.

Искандер Антонов

В курилке цеха один из электриков рассказывает о том, как отпуск провел.
Ездил на Байкал. Впечатлений море. Восторг.  Изумление от красоты  увиденного, глазами жителя лесостепной зоны.
Путешествовал не один, а с тестем.  Сопровождал родственника на юбилей его старшего брата. Тому (брату тестя)  исполнилось 85 лет. Тесть тоже не пацан, уже 79 исполнилось.
Получилось так, что кроме зятя ни кто не сможет вместе с тестем на юбилей поехать.
Взяли билеты и поехали. Встретили их, по словам коллеги, по высшему уровню.
Юбилей шикарно прошел. Но главное, коллега наш  по Байкалу маленько попутешествовал, в то время как тесть со своим братом «кедровку» дегустировали.
А «кедровка» это самогон, настоянный на скорлупе кедрового ореха.
— Самогон сам градусов 50-55, но мягко идет — по словам нашего товарища.
Народ в курилке, правда, сомневаться начал, предлагал принести для пробы для выяснения истины. Оказалось, что нести уже не чего….
— Через неделю после приезда, отправились мы домой —  рассказчик вещает – загрузили нас по полной, и рыбки байкальской и орехов кедровых и масла пихтового всего в дорогу дали.
— А «кедровки»? – народ интересуется.
— И «кедровки» две полторашки положили. Еды всякой. Тесть, правда, почти ни чего не ел.
Проснется утром, из полторашечки в кружку нацедит дозу, выпьет и опять спать. Перед обедом глаза откроет,  опять пригубит зелья, чем ни будь, закусит и опять спать до вечера.
Так двое суток до дому и ехали, тем более, что в купе мы с ним вдвоем были.
За час до прибытия бужу тестя.
— Батя, подъём, подъезжаем.
Он встал,   умылся. Оделся и сидит, на меня вопросительно смотрит.
— Ты им звонил? Нас встретят? – спрашивает меня.
— Звонил. Встречать ни кто не будет, сами доберемся – отвечаю, я ему.
— Как доберемся?
— На такси, вызовем на вокзал и приедем ….
— Вот,  ..ля родня, пятнадцать лет почти, не виделись и не прийти встретить….
Чувствую, что тесть чего-то не то говорит.
— Батя, так мы домой в Курган приезжаем.
— В Курган?  А на Байкал, чё не едем?
— Так мы оттуда и едем…
— Откуда – оттуда? К брату, говорю, чё не поедем что ли?
— Так мы там были. Отгостили, домой едем.
— Когда были?  Чё то я не помню…
— Батя прими-ка лучше «кедровки»,  успокойся.
Выпил тесть и действительно успокоился, едва я его до такси довел.
Проснулся  он дома и по словам тещи долго понять не мог, как  из дома брата,   в Иркутской области , перенесся в собственную курганскую квартиру….
— Это чудо, какое то — молвил тесть.
— Ага, скорее всего пьяное байкальское чудище — съязвила теща.

 

Устав.

Искандер Антонов

  О, воин, службою живущий,
Читай Устав на сон грядущий,
И утром, ото сна восстав,
Читай немедленно Устав.                                                                                                                                                      (Неизвестный  автор)
 На очередных сборах в полку типа «кадр».  Все кадровые офицеры находятся на казарменном положении.  Спят кто где, даже в штабе  стоит несколько коек.
Мы, офицеры сапёрной роты, пришли к начальнику инженерной службы полка, а его на месте нет. Дежурный сказал, что он ещё с ужина не  вернулся.  Решили  подождать в одной из  комнат штаба,  в ней тоже  три армейские койки раскладушки. Посидев минут пять, начинаю испытывать непреодолимое желание заснуть. Снимаю сапоги и ложусь на одну из раскладушек.  Прикрыл глаза от светящей лампочки «Уставом внутренней службы Вооруженных сил СССР» и тут же вырубаюсь.  Сквозь сон слышу, какой то шум.  Открываю глаза и вижу, как  наш ротный командир играет с командиром инженерно-технического взвода в шашки,  вернее сказать в «Чапаева». При выигрыше кричит «Ура».   Не удивительно, ротный с такими же усами, как у самого Василия Ивановича.  Правда на груди нашего командира роты в отличии от Чапаева  орден «Красной звезды»,  а не «Боевого Красного знамени».  Вновь укрываю глаза Уставом и засыпаю.
Разбудил громкий  голос начальника штаба полка:                                                             —  Это, чего тут не по делу расшумелись?  Берите пример с лейтенанта.  Изучайте Устав.
  Все персонажи реальные, как и событие:
Начальник инженерной службы полка — Александр Суворов, майор.
Комадир саперной роты — Андрей Полуяхтов, старший лейтенант запаса.
Командир взвода — Николай Фуфалдин, лейтенант запаса.
Командир взвода — автор, лейтенант запаса.
Фото из интернета.